Сергей Ларин (sergeylarin) wrote,
Сергей Ларин
sergeylarin

ЕПИСКОП ЛОНГИН: переводы с ц-слава бывают чудовищны

Вопрос о переводе богослужения — достаточно актуальный. Но он осложняется вот какой проблемой: на протяжении нескольких веков мы существуем в положении так называемой диглоссии, когда одновременно используются два языка — и русский, и церковнославянский. Причем не только в богослужении, но и в повседневной жизни, особенно в литературе И действительно, если мы возьмем образцы отечественной поэзии, того же А.С. Пушкина, мы увидим широкое использование церковнославянской лексики и церковнославянского синтаксиса. Известное хрестоматийное стихотворение «Пророк»: «Восстань, пророк, и виждь, и внемли, / исполнись волею Моей, / и, обходя моря и земли, / глаголом жги сердца людей»,— написано на церковнославянском языке. Мало кто задумывается над этим, но гимн Советского Союза — это тоже церковнославянский язык, по крайней мере, и синтаксис, и значительная часть лексики.


Есть такое песнопение, которое слышит каждый человек, ходящий в церковь, оно начинается словами: «Отверзу уста моя…». Это понятно для большинства людей. Если перевести его на современный русский язык, как оно будет звучать? «Открою мой рот…»

Для греков слышать поэтические тексты в храмах — это естественно, а для нас услышать поэтический текст в храме во время богослужения — просто чудовищно. Достаточно прийти в какой-то баптистский молитвенный дом, послушать там их поэзию на русском языке («поэзию», конечно, в кавычках), чтобы понять, насколько это далеко, насколько чуждо нашему православному богослужению.
Tags: Церковь, архиерей, миссионерство, молитва, церковный устав
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments